Танцевали ли Вы когда-нибудь на балу старинные вальсы в роскошном платье в образе Скарлетт О’Хара из «Унесенных ветром»? Скорее всего, нет. А вот наша героиня Александра Пряткина танцевала! Саша является руководителем клуба исторического танца «Анфилада». Она может не только танцевать польку, но и фехтовать на рыцарских мечах, и петь песни, написанные самой же, ведь Саша еще и бард. В обычной жизни Александра трудится журналистом, и при всем этом она – мама замечательного Глебки, который с удовольствием пиратствует вместе с ней. Саша – талантливый и удивительно разносторонний человек, который расскажет нам о том, как попасть на бал и о многом другом. Итак…

– Саша, расскажи, пожалуйста, о вашем клубе исторического танца.

– Совместно с моей коллегой Галиной Кириченко мы ведем занятия и устраиваем балы. Свое название клуб получил совсем недавно, по проведенному голосованию среди участников клуба. Раньше мы назывались просто «Саяногорским клубом исторического танца». Как следует из этого длинного имени, мы занимаемся изучением танцев прошлых веков: старинные кельтские народные танцы, а также придворные танцы Средневековья, барокко. В прошлом году мы познакомились с ребятами из новосибирского историко-культурного центра «Отражение», которые занимаются, главным образом, балами XIX века – теперь и ампиром с бидермейером изрядно грешим.

Началось же все с 2010 года, когда я с моим другом и единомышленником Михаилом Соколовым впервые побывала на «Сибконе» – Сибирском конвенте ролевых игр, масштабном фестивале ролевиков, реконструкторов и историков в Томске. Там, кроме всевозможных турниров и презентаций ролевых игр, традиционно проходят бал со старинными танцами и разудалая кельтская вечеринка. Нам просто снесло голову – до того это было круто! Мы решили срочно сделать что-то подобное у нас в Саяногорске. Со скрипом вспоминали схемы танцев, выученных на «Сибконе», искали в Интернете, списывались с участниками других подобных клубов по Сибири – и так, понемногу, накопили весьма приличную базу.

– В августе состоялся Летний романтический бал. Как прошло мероприятие? Что планируется в ближайшем будущем?

– Летний романтический бал прошел отлично! Вот честно, у нас просто по-другому не бывает. За четыре года, а это десятка полтора балов и вечеринок, у нас не было ни одного провального мероприятия. Наверное, дело в том, что людям нравится путешествовать во времени, воображать себя романтическими героями прошлого. Начинаешь танцевать, даже пусть поначалу неумело, сбиваясь, и все заботы уходят. Какие бытовые проблемы? Тут бы с ногами разобраться! И партнеру в глаза при этом не забывать смотреть.

У нас каждые пару месяцев что-то происходит. Например, в ближайших планах – «Бал ботаников» в октябре, последний реверанс уходящему лету, теплу, цветам. Главная тема нарядов – растительные элементы. Самые желанные персонажи – ботаники. В смысле специалисты по листочкам-цветочкам. Впрочем, от физиков-ядерщиков или инженеров в роговых очках мы тоже не откажемся (смеется). Ботаники же? Ботаники. Увлеченные люди, влюбленные в то, чем занимаются, как и мы.

– Как можно попасть в ваш клуб исторического танца? Платные ли у вас занятия?

– Попасть в клуб к нам легко. Сейчас мы занимаемся каждый четверг с 19.00 до 21.00 в Саяногорском политехническом техникуме. Балы же и вечеринки у нас проходят в Черемушках, в ДК «Энергетик», – там потрясающе красивый зеркальный зал с люстрами и паркетом. Если нет возможности часто ездить на занятия, можно приезжать сразу на балы. Все анонсы и прочие подробности мы выкладываем в нашей группе «ВКонтакте» https://vk.com/sayanogorsk_bal. Дело в том, что все наши танцевальные вечера проходят в формате мастер-класса: мы объясняем схему танца, пробуем ее пару раз под счет – и танцуем. Так что, к нам на бал может прийти любой человек и сразу влиться в танец. Как любят говорить наши новосибирские коллеги, каждый умеет танцевать, но не каждый об этом знает. Наши танцы – так называемые социальные – и призваны дать возможность танцевать любому, независимо от возраста и уровня хореографической подготовки. К нам приходили мальчишки – простые парни, спортсмены, в плане танцев очень зажатые, «деревянные», как мы говорим. И через несколько занятий смотришь: а он отлично вальсирует! Считанные недели проходят, и эти парни становятся ведущими кавалерами клуба.

Занятия у нас бесплатные. Исключения составляют мастер-классы приезжих преподавателей (как, например, было перед последним Летним балом). Но и у этих платных занятий цена невысока: 100–200 рублей, чтобы оплатить гостям дорогу. Балы, как правило, платные, но стоимость билета не превышает 100–150 рублей. А взамен – три часа танцев, романтики, флирта, чудесного доброго общения.

– Саша, ты играла в ролевые игры, занималась фехтованием. Расскажи, пожалуйста, об этом опыте.

– Истоки моих «исторических» увлечений – в детстве. Я болела мушкетерами и рыцарями, я вообще в этом смысле человек прошлого. Это не побег от реальности, нет. Я люблю жизнь, в реальности вижу немало интересностей и радостей. Мне кажется, что мое мушкетерство и увлечение прошлым не дают мне выпасть из детства, не дают состариться и поскучнеть. Я так себе льщу, во всяком случае, мне даже думается, что если дети и тянутся ко мне, то, главным образом, именно поэтому.

Отсюда же и мое увлечение ролевыми играми. Правда, тут уж опыт у меня не слишком богат. В основном, это «славянки», игры по древним славянам, которые проходили раньше под Абаканом, теперь мы проводим их у нас, в Саяногорске. Ну и так, пара фэнтезиек (игр в жанре «фэнтези»). Зато перевоплощения, зато приключения, зато веселье и сказочно-киношная атмосфера. И друзья, конечно!

Хотя моя первая любовь в этом смысле – фехтование – историческое, артистическое. Я всегда любила больше мушкетерскую эпоху шпаг, так вышло, что фехтовала я чаще рыцарскими мечами. Когда училась в Красноярске, попала на свое счастье в клуб «Камелот», который как раз и специализировался на тяжелом клинковом оружии – мечах разных эпох и народов. В принципе, почти все, что я умею – оттуда. Остальное – от друзей детства – первых товарищей по оружию, и из фильмов, пожалуй.

Хотя, признаться, от фехтования я давненько отошла. У нашего Саяногорского клуба исторического фехтования и реконструкции нет своего помещения. Мы же занимались и занимаемся с людьми бесплатно, арендовать зал – средств нет, а бесплатные помещения – большая редкость. Вот и получалось в последнее время: летом тренируемся на стадионах, зимой простаиваем. Кстати, в танцах (а наш танцевальный клуб как раз и вырос из фехтовального в свое время) мы, «люди прошлого», и нашли некоторую отдушину. Ведь танцовщиков вальсов-полек в спортзал школы пускают охотнее, чем ребят в доспехах и с мечами. Думают, наверное, что мы агрессивные варвары, ненавидящие целые стены и зеркала. А мы хорошие, вполне себе куртуазные и воспитанные (улыбается).

– Помимо танцев ты сочиняешь песни, участвуешь в бардовских концертах. О чем твои песни? Чем или кем навеяны образы?

– Песни я более-менее активно писала в эпоху несчастных любовей, имя которым – легион! Это и было основной темой моего творчества. И, разумеется, своих лирических героинь я почти неизменно помещала в романтические обстоятельства из прошлого.

Теперь, когда у меня любовь счастливая, да еще и сын растет, мне почему-то совсем не пишется. Я слегка грущу по этому поводу. Тем более что в записных книжках и в диктофонных файлах у меня множество «недописок»: строчек, мелодий, которые все никак не могут стать полноценными песнями. А очень хочется. Когда родился сын, я подумала было сочинить самую лучшую в мире колыбельную, но потом поняла, что колыбельных лучше, чем те, что я знаю и люблю, мне не создать. Поэтому я ограничилась в сочинительстве для сына пока только веселыми полубессмысленными песенками-придумками, которые сочиняют все мамы по сто штук на день.

– Есть ли у тебя записанные альбомы? Где их можно приобрести, или возможно их прослушать в Интернете?

– Альбомы у меня есть. Целых два. Один, с позволения сказать, альбом был записан еще в студенчестве через микрофон на компьютер. Он назывался «Музыка шуршащих парусов» по одной из моих старых песен, которые я сейчас и не вспомню, наверное, и на его обложке, распечатанной на принтере моими друзьями, гордо значилось «Общага рекордз». Друзья мне устроили целую презентацию альбома, с вскрыванием конверта: «В номинации «Альбом года» побеждает… О, чудо! Александра Пряткина!». Это было очень весело. Сам диск и самиздатовская книжечка с песнями из него давно ушли в народ, а песни, многие из которых, строго говоря, вообще не должны были выйти за пределы нашей комнаты в общаге, кочуют по Интернету. Как и песни из моего второго – а на деле первого «профессионального» – альбома «Время полнолуния». Его мне помог записать Владимир Михайлович Шулекин, руководитель пресс-службы САЗа, с которым мы были как-то в командировке на красноярских Столбах, где я много пела. К нему присоединилась Ирина Валерьевна Санникова, возглавляющая национальный фонд «Страна заповедная». Эти люди вместе с моими друзьями из Абакана, Красноярска и Саяногорска (а так вышло, что мой распрекрасный альбом писался в этих трех городах) и помогли мне с данным проектом. Тогда была и настоящая презентация, и настоящие интервью, а я всегда неловко чувствую себя «по ту сторону диктофона». Вот.

– При таком множестве увлечений ты являешься мамой! Сколько Глебу лет? Чем он занимается? Не перенял от мамы парочку увлечений? Может, ты хочешь, чтобы он занялся, например, фехтованием?

– Глебке два с половиной года, нынче он пойдет в детский сад. Он, как и все мальчишки, любит машинки, как мама, увлекается пиратами. Правда, вместо «Йо-хо-хо» говорит упорно «Охо-хо», чем меня изрядно веселит. Любит резать пластилин на мелкие куски и лепить из теста. Еще он, похоже, сочиняет песни. Во всяком случае, один его хитяра у нас точно в ходу, и мы его исправно горланим по утрам!

Я бы очень хотела, чтобы Глеб научился плавать – вовсе не обязательно становиться профессиональным спортсменом, но плавание для парня –нужное дело. Фехтованием? Да, конечно. Это не просто красиво и здорово с точки зрения физического развития. Мне кажется, на фехтование идут люди с врожденным кодексом чести, а понимание этого кодекса еще ни одному человеку не помешало. Тем более мужчине.

– Как семья относится к твоим занятиям: фехтованием, танцами, пением? Где черпать столько сил на все?

– Семья вздыхает, но поддерживает. Если серьезно, то с мужем мы и познакомились в нашем фехтовальном клубе. Он и сейчас, очень редко, правда, но все же выходит на ристалище с мечом. И я им страшно горжусь! Сын уже успел перемерить некоторую часть папиного доспеха. Выяснилось, например, что Глеб почти целиком входит в шлем!

Мама моя очень любит бардовскую песню – и тут уж всегда готова отпустить меня на всяческие фестивали. Сестра и племяшка ездят со мной на балы. Так что я не одна.

А силы откуда? Мне это все страшно интересно. И старости я боюсь до одури – старости души, прежде всего. Мне правда очень стыдно бывает, когда приходится Глебку бросать из-за какого-нибудь бала или фестиваля. Но, с другой стороны, не так уж и часто они случаются, эти балы и фестивали. Опять же, когда Глебка помещался в слинге, я носила его и на танцы, и на бардспектакли – так и танцевала, и пела с рюкзачком за плечами. Сейчас просто такой возраст у малыша моего, что он, например, жутко ревнует, когда я пою: «Мама, не пей!» – и все тут. Так что пока я от него шифруюсь и нейтрализую сына бабушками. Но мне кажется, станет сын более взрослым, и мамины и папины увлечения рыцарями-пиратами вполне могут стать для него поводом для гордости. И нашим общим семейным делом. Я на это очень надеюсь.

– Как итог беседы, пожелание от тебя таким же активным мамочкам.

– Это для меня самый сложный вопрос, потому что в ответе на него так трудно избежать банальностей. Мне кажется, главное – любить своего ребенка, сколько бы лет ему ни было. Вот так просто. И найти – это очень сложно – ту грань, когда ты не забываешь про него, и не забываешь про себя, про свое детство, свои мечты. Про ребенка в себе. Тогда, мне кажется, тебе будет очень легко с твоими собственными детьми.

Беседовала Яна Потылицына
Фото Светланы Герасименко

comments powered by HyperComments