С древних времен яды широко применялись в борьбе за власть и наследство. Способ избавления от врагов с помощью ядов очень удобен для отравителей, ведь раскрывать такие преступления всегда было, и остается крайне трудно. А подсыпать отравляющее вещество в пищу или питье достаточно просто. В истории бывали случаи, когда яд применялся с довольно изощренной находчивостью. Мы составили для наших читателей подборку как самых типичных отравлений, так и совершенных оригинальным способом

unnamed

Цианистое пирожное и вино

Григорий Распутин — личность крайне загадочная и неоднозначная. Его нечеловеческая живучесть поразила отравителей: он съел пирожные и выпил вина с цианистым калием, одним из сильнейших синтетических ядов, но не умер! Заговорщикам все же пришлось замарать руки в крови и застрелить любимца царской семьи из револьвера. Однако случилось неожиданное: резким движеньем «убитый»

Распутин вскочил на ноги и даже смог начать убегать от преследователей, но второй выстрел все-таки отправил старца на тот свет. Почему же не подействовал яд? Причиной тому сверхчеловеческие возможности прозорливца или недостаточная доза яда? По мнению ряда исследователей, цианистый калий не убил Распутина из-за защитных свойств сахара, содержащегося в пирожных и в вине. Глюкоза, соединяясь с синильной кислотой и ее солями, образует неопасное вещество — циангидрин. Если бы заговорщики знали это в период подготовки покушения на старца, то выбрали другой способ убийства.

Белоснежка и логотип Apple

Алан Тьюринг — гениальный ученый, разгадавший шифр машины «Энигма» и код «Лоренц» гитлеровской Германии. Предложенная им в 1936 году абстрактная вычислительная «Машина Тьюринга», которую можно считать моделью компьютера общего назначения, позволила формализовать понятие алгоритма и до сих пор используется во множестве теоретических и практических исследований. Любимой сказкой ученого была сказка о Белоснежке и гномах. Алана завораживал момент, когда Белоснежка, откусив отравленное яблоко, падает замертво.

Ученый имел гомосексуальные наклонности, о которых стало известно общественности. В те времена за признание гомосексуальных связей человек карался тюрьмой или принудительной гормональной терапией. Алан выбрал последнее. В дальнейшем ученый лишился работы и стал изгоем в научном сообществе. Потеряв все, и не имея смысла жить, ученый отравился цианидом. В квартире мертвого ученого на прикроватной тумбочке лежало надкусанное яблоко, как в любимой сказке.

Яблоко неслучайно стало эмблемой Apple: Стив Джобс решил таким образом увековечить память гениального ученого, которого считают отцом не только математики, но и искусственного интеллекта.

Ревность матери

Парисатида, мать персидского царя Артаксеркса II, никак не могла привыкнуть к тому, что ее сын дарит любовь и внимание не ей, а своей молодой жене Статире. Она страшно ревновала сына к невестке и ненавидела ее. Та, в свою очередь, платила свекрови взаимностью. Жили они во времена, когда многие проблемы во взаимоотношениях решались с помощью яда, поэтому каждая из них боялась быть отравленной.

Чтобы избежать отравления, обе женщины ели одни и те же кушанья, причем даже из общих блюд и тарелок. Так, если одна из них захотела бы отравить другую, то тоже стала бы жертвой яда. Парисатида долго размышляла, как бы ей извести невестку, и нашла весьма хитроумный способ это сделать. Однажды женщинам подали на ужин жаркое. Парисатида взяла нож, отрезала свою порцию и с явным удовольствием съела кусок мяса. Статира, убедившись, что ее свекровь находится в полном здравии, без опасений съела мясо и через несколько часов умерла. Дело в том, что Парисатида смазала сторону ножа, обращенную к невестке, сильным ядом. На отрезанном свекровью куске мяса яда не было, зато он остался на той порции, которую потом отведала Статира!

Смертоносные кошки

В середине XX века резонанс вызвал суд над скандинавским отравителем Яргом Ларсеном, который, добиваясь большого наследства, проявил недюжинную криминальную изобретательность. Ларсена, весьма экстравагантного человека, доктора, отстраненного от врачебной практики, приютил у себя на вилле его брат. Ларсен разводил полудиких кошек, читал книги по оккультизму и проводил странные опыты в отведенном ему помещении.

Когда внезапно без видимой причины умер брат Ярга, полиции показалась подозрительной эта смерть.

Но при осмотре тела не было обнаружено ни ран, ни гематом, ни следов инъекций. Судмедэксперт нашел только пару царапин от кошачьих когтей. Возникло подозрение, что Ярг в качестве орудия преступления мог использовать кошку, нанеся ей на когти смертоносные бактерии. Но ничего доказать не удалось. Тогда он совершил новое преступление, отправив на тот свет жену брата. Перед смертью она якобы завещала ему все деньги и имущество. На теле женщины обнаружили царапины от кошачьих когтей... Полицейские не сомневались в причастности Ярга Ларсена к этой смерти, но улики, изобличающие преступника, отсутствовали.

Однако Альфонс Бертийон, проводивший расследование, догадался подержать завещание над парами йода. Сразу проступили строки, написанные карандашом, но потом тщательно стертые Яргом. Умирающая жертва преступника написала, что Ларсен нанес «бактерии на когти кошек, которых она так любила». Когда Ларсен узнал о неотвратимости сурового наказания за совершенные преступления, он успел тайком ввести себе смертоносные бактерии и через два дня после ареста скончался в тюрьме от столбняка.

Аптекарь Сатаны

Папа римский Александр VI Борджиа (1492–1503) вошел в историю своим феноменальным даже для разнузданных светских правителей развратом и отравлениями. Излюбленным ядом папы была кантарелла. Рецепт этого яда знал лишь сам Борджиа. После того как миссионеры привезли из только что открытого Нового Света тамошние ядовитые растения, папские алхимики стали готовить столь мощные яды, что одна их капля могла убить слона. За подобные химические опыты Александр VI удостоился прозвища «Аптекарь Сатаны».

Яд добавлялся в просфоры перед церемониями освящения. Праздничный стол гостеприимного папы изобиловал отравленными яствами, поставленными перед предназначенными к ликвидации. Приглашенные на обед гости садились за стол, не иначе как, составив прежде завещание. Иногда использовался ключ, заканчивавшийся незаметным острием, которое натирали ядом; несчастный, открывавший этим ключом дверь, чуть прокалывал острием руку и погибал от отравления.

 

comments powered by HyperComments