Одним прекрасным солнечным днем, выходя из подъезда дома, я обратил внимание на играющих во дворе мальчишек. Казалось бы, привычная глазу картина – пацаны шести–семи лет с криками и улюлюканьем играют в войнушку. Я так и прошел бы мимо, если не услышал бы как один из подростков, которого по-видимому взяли в «плен», возмущенно кричал: «Руки прочь от советской власти!»

Интересно, он понимал, что говорит? Какая советская власть?

52952

Произнося некоторые слова и поговорки, мы порой даже не задумываемся, как они появляются, живут и доходят до наших дней. Как человек увлекающийся, я загорелся и с головой погрузился в эту тему. И вот что отыскал. Для примера давайте составим предложения из этих слов и фраз.

Как говорится, вернемся к нашим баранам.

Разговаривают двое:

– Эти шаромыжники с утра лодыря гоняют, хорошо хоть не хулиганят!

– Смотри, как макароны трескают!

– Да, голод не тетка. Если за ум не возьмутся, пролетят как фанера над Парижем!

А теперь разберем каждый случай по порядку.

Существует несколько версий происхождения фразы «вернемся к нашим баранам». По одной из них, появилась она у древних греков, которые, будучи большими мыслителями и философами, не считали зазорным пасти овец. Естественно, что в процессе умиротворяющего взгляд самооткармливания овец эллины предавались рассуждениям о высоких материях. Но когда пора было вернуться к делам прозаическим, говаривали друг другу: «Вернемся к нашим баранам». То есть с небес на землю.

Второй вариант происхождения уводит нас в 1456 год, когда впервые был поставлен ставший знаменитым средневековый фарс. Главным сюжетом фарса является сцена в зале суда. Судят человека, которого подозревают в краже целого стада баранов. Эмоции многочисленных свидетелей постоянно запутывают суд. Участники процесса скандалят, ссорятся и обвиняют друг друга в разных грехах. Так что судье приходится постоянно напоминать о главном – давайте вернемся к нашим баранам! Произносит он эту фразу десятки раз, примиряя тем участников процесса.

Дорогой друг! Или, как сказали бы французы, шер ами. Именно эти слова в начале XIX века произносили остатки французской армии, отступавшие по смоленской дороге, оборванные и голодные, вынужденные сами себе добывать провиант, обращались они с протянутой рукой к русским крестьянам, доедавшим кашу с маслом: «Мон шер ами, не дай умереть с голода!» При этом делали жалобное выражение лица (одним словом, попрошайки), на что наш мужик, завидев издалека оборванных французов, вздыхал: «Опять эти шаромыжники нагрянули!»

Слово «лодырь» имеет московское происхождение и также датируется началом XIX века. Была на ул. Пречистенка лечебница доктора Фердинанда Юстуса Христиана Лодера. Лечили там искусственными минеральными водами, это было дико популярно, и, как сказали бы сегодня, московская тусовка считала престижным свое появление в данном заведении. В то время пить минеральные воды было не только модным светским занятием, но и считалось панацеей от многих недугов. Попивая в саду лечебницы минералочку под шезлонгами, господа вальяжно раскачиваясь в креслах, часами обсуждали последние новости. Соответственно, извозчикам, которые дожидались своих господ, такое времяпровождение пустым бездельем казалось.

Зная, что господа направились для принятия вод к Лодеру, слуги прибегали искать их к лечебнице, чтобы сообщить им какую-нибудь весть. И спрашивали у извозчиков, где находятся господа такие-то. На что извозчики отвечали, махнув рукой в сторону сада: «А вон там, Лодера гоняют!», что со временем превратилось в «лодыря гоняют».

Большинство лингвистов и юристов считают, что слова «хулиган» и «хулиганить» произошли от английского «Hooligan» – фамилии ирландской семьи, жившей в конце 18 века в Лондоне и известной своей грубостью. Впоследствии хулиганами называли уличных буянов, а само это слово стало нарицательным. В России слова «хулиган» и «хулиганство» получили распространение в 90-х годах 19 века.

Откуда произошло слово «макароны»?

Одна из легенд гласит, что в XVI столетии владелец одной таверны, расположенной недалеко от Неаполя, готовил для посетителей разных видов лапшу. Однажды его дочь играла с тестом, сворачивая в длинные тонкие трубочки и развешивая их на веревке для белья. Увидев «игрушки» дочери, хозяин сначала сильно разозлился, а затем решил, зачем добру пропадать и сварил эти трубочки, полил их специальным томатным соусом и подал гостям новое блюдо. Гости были в восторге. Таверна стала излюбленным местом неаполитанцев, а ее хозяин, сколотив приличное состояние, построил первую в мире фабрику по производству этих необычных тонких трубочек. Звали этого удачного предпринимателя Марко Арони, а блюдо это, конечно же, всем ныне известные «макароны»!

«Голод не тетка, пирожка не подаст» – именно так вначале звучала эта поговорка. Но кто-то когда-то не договорил, другой подхватил, и мы привычно изрекаем: «Голод не тетка», не имея ни малейшего представления, о какой такой тетке идет речь, и пролетели мимо наших ушей слова о пирожках, пролетающих как фанера над Парижем.

А над Парижем в самом начале эры воздухоплавания летала вовсе не фанера, а дирижабль под названием «Фланер». Мероприятие сие было громкое и освещалось в многочисленной прессе, в том числе и в России прочитали, как Фланер парил над Парижем. Газетчики снова и снова писали о том, как «Фланера» пролетают над столицей Франции. А в одной из центральных газет царской России произошла опечатка в слове «Фланера» – пропустили букву Л. Вот и летает до сих пор «Фанера над Парижем».

ТЕКСТ: Яна КУД

ФОТО: из открытых источников

comments powered by HyperComments