Не люблю слово «патриотизм», я его не понимаю и искренне считаю, что когда государству от нас что-то нужно, оно называет себя Родиной. Все эти официальные ярлыки не находят отклика в моем сердце. А вот от песен военных лет дрожит подбородок и наворачиваются слезы. А от рассказов о войне – мурашки по коже.
1 2
Один мой дед, Вениамин, родом с Урала, был командиром танка, не раз подвергался контузии. Второй дед, Василий, когда приходил с бани, удивлял нас, детей, странными рубцами и «дырами» – стянутой внутрь кожей – следами от сквозных ранений в руку и в грудь. Мы никак не могли привыкнуть и всегда рассматривали эти шрамы как в первый раз. Дед никогда не рассказывал о войне. Узнавала о ней из книг, кинофильмов… Но самое главное – это были беседы с ветеранами… Мне по роду журналистской работы пришлось много с ними общаться.
3
А про собственного деда я узнала от бабушки только после его смерти. Что служил в пехоте, был весь в осколочных ранениях, год пролежал в госпитале. С поля боя его притащила собака-санитар. Дед пролежал целую ночь рядом с остывшими телами других бойцов, прежде чем его нашли и отправили в госпиталь в Саратов. Каким-то чудом он не умер! Его отец Степан, мой прадед, имел четверых сыновей и КАЖДЫЙ ДЕНЬ истово молился за них, хотя в те годы верующим приходилось несладко. По рассказам бабушки, был он очень добрым, праведным, «жалостливым» человеком. И все его четыре сына вернулись. Израненные, ставшие инвалидами, но живые.
Они победили фашизм! Наши деды насмерть бились на передовой. Наши бабушки до изнеможения работали в тылу. Терпели такие лишения, что нам, живущим сегодня в уютных квартирах и катающим тележки по супермаркетам, даже в кошмарном сне не приснится. Они выжили. Родили наших родителей, те в свою очередь – нас. А теперь у нас – уже свои дети. И я очень хочу, чтобы мой ребенок знал, про эту семейную боль и семейную гордость.
4
Это наша честь. Это огромная любовь к жизни, к людям, к Богу. Это наш внутренний стержень. Бесценные вещи, которым не сможет научить школа, которые никто не сможет отнять, если они были впитаны в семье.
Моему сыну пока шесть, и он не в состоянии постичь всей глубины истории, но сынок растет, становится с каждым годом все разумнее. Я хочу, чтобы Санька, став взрослым, понимал, ради чего он живет, чтобы осознавал свою истинную цель и ценность каждой жизни. И в критические моменты жизни нашел в своем сердце отвагу и стал достойным продолжением своих прадедов. Мы регулярно участвуем в акции «Бессмертный полк», читаем дома фронтовые стихи и рассказы из серии «Детям – о войне». В памяти наша сила, неосязаемая, но реальная поддержка рода.
5
Задумывая фотопроект «Открытка ко Дню Победы», я хотела, чтобы мой сын примерил военную форму, в которой прошли Великую Отечественную его прадеды. Увидела, и комок к горлу подступил. Дай нам, Боже, мирного неба над головами наших детей! Продолжая проект уже с другими детьми, я надеялась, что он запомнится им, разожжет любопытство и породит вопросы о той великой трагической эпохе. А родителей побудит рассказать сыновьям и дочкам истории их дедов и прадедов… И сделать в семье такие рассказы традиционными.
6
У нас есть традиция – ходить на парад 9 мая. Потом мы едем в деревню поздравлять бабушку – вдову ветерана Елену Васильевну Погудину. С тортом, с гвоздиками… 15 мая 2017 года ей исполнится 90 лет! Берегите своих близких, заботьтесь о живых, храните и передавайте традиции своей семьи и память об ушедших!
ТЕКСТ и ФОТО: Антонина АФАНАСЬЕВА
7
8
8
8
8
8
8
comments powered by HyperComments